Russian Frontiers, Canadian Bureaucrats

Study this episode and any others from the LingQ English Podcast on LingQ! Check it out.

Ilia continues to talk to to Max Roiz. Max tells some amazing episodes which happened while he was on Soviet Union frontiers. He also tells stories on his adventures in Kremlin where he worked as Canadian journalist. (Илья продолжает разговаривать с Максом Ройзом. Макс рассказывает некоторые удивительные эпизоды, произошедшие с ним когда он был на Советской границе. Он также рассказывает истории о своих приключениях в Кремле, где он работал как канадский журналист).

Макс: Значит, мы приезжаем на пограничную заставу, а меня сопровождает старший лейтенант особого отдела, ну это армейское КГБ.

Я знакомлюсь с начальником заставы и так далее и вдруг этот старлей говорит: «Пожалуйста, с ним поосторожнее, он канадский журналист и так далее и тому подобное» А я вообще мужик по натуре своей заводной.

Илья: Какой это год?

Макс: Это восемьдесят… девяносто седьмой.

Вот.

Я мужик по натуре своей заводной и какой-то старший лейтенант, сопляк, начинает командовать.

И я ему говорю: «Ты, старлей, вообще кто такой?

Ты вообще хочешь продолжать служить в пограничных войсках или хочешь, чтобы тебя отсюда выгнали?

Меня прислал сюда генерал-полковник Круглик.

Я прошел все взможные проверки.

Кто ты такой, гнида, проси прощения или я напишу на тебя такой рапорт, что тебя выгонят» Этот старлей опешил.

Илья: Наши слушатели никогда не найдут слова «старлей» в словаре.

Макс: Старший лейтенант.

Если немцы слушают, то это оберлейтенант.

Но что интересно, капитан начальник погранзаставы, как потом выяснилось, ему настолько понравилось мое поведение, что он тут же вызвал солдата и говорит: «Ты пойди к Кате, и скажи, чтобы зажарила свежую рыбку нам, что у нас гость канадец» А это же Каспийское море, это же белая рыба, севрюга.

Это свежая севрюга, это абсолютно вкуснейшая рыба.

И такой солнечный майский день и мы сидим, поели эту рыбу, выпили по стопарю – это все пограничная застава.

Солдат на вышке стоит, а дом этого начальника – капитана заставы – здесь же в рамках заставы.

И это как раз был год, когда праздновали 85-ти летие пограничных сил в Росии.

И где-то через пол-часа этот солдат на вышке докладывает: «Товарищ капитан, вижу приближающихся вооруженных людей в масках» Он начинает связываться по рации с отрядом.

Воскресенье, никто не отвечает.

Он мне говорит: «Слушай, ты вообще стрелять хоть немножко умеешь?» Я говорю «Умею» На каждой заставе есть боевое расписание, что в случае нападения каждый знает где он должен встать.

Один у окна стоит, один там стоит, у ворот, третий – на втором этаже.

Тоесть, по этому описанию все четко сказано, где кто должен находиться.

Меня поставили во внутреннем здании у окна.

Тоесть, когда уже все будет уничтожено, я должен с пистолетом Макаровским отстреливаться неизвестно от кого.

Но все уже уничтожено, потому что они должны пройти забор, ворота и так далее…

Илья: Кто «они»?

Макс: Эти неизвестные, которые в масках приближаются.

Рядом находился пехотный полк, который решил провести военные учения и забыл предупредить об этом пограничников.

Илья: Я хотел бы добавить для слушателей «Лингвиста», что Макс исключительно хорошо поработал над редакцией русской солдатской речи.

Обычно, через каждое второе слово идет такое слово, которое вы не найдете ни в одном словаре.

Слушайте Высоцкого.

Макс: Да.

Там же район Чечено-Ингушетии.

И это район очнь напряженный.

И до сегодняшнего дня беспокойный.

Там можно всего было ожидать.

Предположить, что пехотный полк проводит учения и забыл предупредить об этом пограничников… Значит, когда я работал в Кремле, там тоже произошел забавный случай.

Я смотрю расписание Бурбулиса на следующий день, смотрю, ничего особенного.

Ну, думаю, что мне приходить в 10 утра, маятьсяв приемной, я прийду чуть-чуть попозже.

Прихожу в 15 минут 11-го, помощники встречают меня: «Где ты ходишь, где ты ходишь?

У него американский посол»

Илья: У Бурбулиса?

Макс: У Бурбулиса, да.

А я попросил разрешения у начальника протокольного отдела в Кремль приходить без пиджака и галстука.

Я ходил в рубашке с короткими рукавами , закатанные рукава немножко.

Илья: Конечно, иностранец, ему можно.

Макс: Когда мне об этом сказали, я в этой рубашке с короткими рукавами захожу в кабинет Бурбулиса, молча, сажусь сбоку за столик, выкладываю магнитофон, включаю.

Бурбулис не реагирует естественно, он знает кто я такой.

Сидит американец, посол.

Я уже забыл как его фамилия, в «Чужаке…» он есть.

Илья: В книге «Чужак в Кремле»?

Макс: Да.

В «Чужак в Кремле» у меня это есть, и сидит дама и переводчик.

Я включаю магнитофон, я все записываю.

Я еще боюсь, что вдруг что-то не так с магнитоыоном, я все еще и записываю.

И когда я об этом написал в Канаде в своем обозрении, меня редактор спросил «Слушай, а кто там был от ЦРУ?» Я говорю: «Понятия не имею» Он говорит: «А американцы вообще знали кто ты такой?» Я говорю: «Мне тоже об этом неизвестно» Он говорит: «Госдепартамент будет очень недоволен» Я говорю: «Ну я-то не работаю на госдепартамент.

Это их забота» Но я могу сказать такую вещь, что ни один из помощников Бурбулиса, тоесть, никто из ФСБ…

Илья: ФСБ – это Федеральная Служба Безопасности Росии.

Макс: Да.

Никто из ФСБ никогда не создавал мне никаких сложностей.

Никогда не мешал моей работе.

Никогда никто не придирался.

Мы летали с Бурбулисом и в Воркуту, и в Сочи, и в Дагомыс, как я тебе говорил – никто не делал никаких пакостей.

Помощники Бурбулиса – да, а, немотря на то, что с органами госбезопасности у меня были большие проблемы, в будущей моей жизни в Советском союзе, и когда произошел гениальный…

Илья: В будущей твоей жизни?

Макс: В прошлой, да.

В прошлой жизни в моей в Советском союзе, произошел очень любопытный диалог.

Генерал-полковник Круглик – это первый заместитель главкома пограничных войск Росии, 97-й год, и он мне говорит… Он очень деликатный человек.

Очень.

Илья: Ты вернулся к той ситуации, когда ты был в пограничных войсках?

Макс: Он очень деликатный человек, когда касается всего.

И он мне говорит: «Макс, вы извините меня пожалуйста, но прежде, чем послать вас на афганскую границу – вы все-таки понимаете, ситуация там достаточно сложная – я бы хотел попросить вашего разрешения проверить вас через наших соседей» Весь разгоавор происходит на Лубянской площади, в здании бывшего КГБ, потому что при Советском…

Илья: В Москве.

Макс: В москве, да.

В здании бывшего КГБ.

Илья: Слово «Лубянка» наверное 50-60 лет приводило в дрожь многих людей.

Очень много людей погибло в зданиях этого…

Макс: Очень много там было кровавых дел.

И в советское время пограничники относились к Комитету Государственной Безопасности.

Илья: Они подчинялись этому комитету?

Макс: Да, это было одно из управлений КГБ.

Потом Ельцин им дал свободу и сейчас погранцы снова стали одним из управлений Федеральной Службы Безопасности.

А тогда они были независимы.

Но занимали 2 других подъезда.

Leave a Comment

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s