Journalist and Eltzin

Want to study this episode as a lesson on LingQ? Give it a try!

Ilia, one of a LingQ’s student talks to Max Roiz, a Russian journalist, former dissident who currently lives in Canada about his life back in Russia. Max Roiz was the first foreign journalist accredited in Kremlin. (Илья, один из студентов LingQ’а, разговаривает с Максом Ройзом, русским журналистом, бывшим диссидентом о том как он жил в России. Макс Ройз был первым иностранным журалистом, аккредитованным в Кремле).

Илья: Здравствуйте!

Меня зовут Илья.

Я учу английский язык с помощью Лингвиста.

Очень люблю говорить со Стивом.

Сегодня у меня гость – Макс Ройз.

Канадский, русский журналист, писатель.

У тебя, кажется, десять книг, Макс?

Макс: Четырнадцать!

И: Четырнадцать.

Скажи, пожалуйста, ты, я знаю, получил престижную журналистскую премию.

Как она называлась?

За что?

М: Я был признан лучшим иностранным журналистом в России.

Это был 97 год.

За мою документальную повесть «Кровавый пасьянс», которая описывает события 93 года, когда вице-президент Александр Рудской воевал с президентом Борисом Ельциным.

В ход были пущены танки, подожгли Белый дом, здание Верховного Совета России.

И вместе с вице-президентом Интерфакса Вячеславом Тереховым мы пошли туда, и потом я все это описал в своей книге «Кровавый пасьянс».

И: Вот мы сейчас сидим в Торонто у меня.

Вот ты живешь в Оттаве, как так получается, что двадцать восемь лет или сколько ты, тридцать?

М: Двадцать семь.

И: Значит, сколько лет, как ты не был в России, когда ты получил эту премию?

М: Меня не пускали в Россию в период с 80-го по 90-й год.

Даже в 89-м году, когда меня пригласила такая известная газета как «Литературная».

В ноябре 89-го Брайан Маурони, премьер-минист Канады, поехал в Москву и я был снова же единственным канадским журналистом, я тогда работал обозревателем для «Оттава Сан Корпорейшн».

Был единственным журналистом, которого не пустили.

И я даже поблагодарил КГБ за такую честь, потому что обо мне писали все газеты, говорили радиостанции.

Что же это за гласность и перестройка, если Макса домой не пускают?!

А в 90-м году меня пригласил Союз журналистов СССР и я позвонил послу Советского Союза в Канаде и попал на консула, его фамилия была Андрей Саратов.

И когда я узнал его фамилию, я сказал: «Какая прекрасная фамилия!» Он говорит: «А почему она особая?» Я говорю: «Потому что я родился в городе Саратове» Мы с ним встретились, пообедали и он договорился с послом, что в качестве исключения мне дают визу.

Потом меня командировал журнал «МакЛинз» писать о избирательной кампании Бориса Ельцина – он баллотировался в Президенты, и мне две недели не давали визу.

И я приехал уже в самом конце и я Борису Николаевичу Ельцину сказал, что если раньше меня не пускали потому что я плохой, то то, что меня сейчас держали, это потому что вы плохой в глазах чиновников ваших.

Илья: Как ты с ним говорил?

Как ты с ним встретился?

Дело в том, что не каждого человека допускали к Ельцину.

Макс: Дело в том, что его правая рука в то время и председателем избирательной комиссии, главой избирательной комиссии Ельцина был Геннадий Бурбулис, государственный секретарь Росии, с которым мы вместе заканчивали философский факультет на Урале.

Гена меня познакомил с Ельциным и Ельцин был тогда достаточно доступным человеком.

Он возглавлял межрегиональную группу в Верховном Совете СССР и я получил аккредитацию в Верховный Совет и Бурбулис меня с ним познакомил.

И мы с ним встречались, кстати, я могу сказать, что Борис Николаевич всегда вел себя исключительно тактично.

Он, допустим, никогда не назвал меня на «ты».

Никогда, хотя была партийная негласная такая…

Илья: Да, я знаю, что в Союзе была такая практика нижестоящего называть на «ты».

Макс: Да, на «ты».

И даже Горбачев академика Сахарова Андрея Дмитриевича на съезде ему сказал: «Ты садись, и так далее» Потому что это была партийная культура: если я первый секретарь, а ты второй, я тебе уже могу «тыкать».

Илья: Вот мне интересно, люди, которые учат русский язык, мы беседуем с Максом специально для Лингвиста, как ты думаешь, они понимают разницу между «ты» и «вы»?

Макс: Ты знаешь, в старом английском было «вы».

Сейчас этого нет, но… Кстати, что меня шокировало всегда в Канаде, то, что канадцы абсолютно незнакомого человека могут называть по имени.

Этот человек может быть шестидесяти-семидесятилетнего возраста, и какой-то мальчишка называет его «О, привет Джо!» или по телефону звонит и хочет тебе продать что-то, и он говорит: «Привет Джон, как ты поживаешь.

Меня зовут Билл и так далее…» Я не считаю, что это простота, я считаю, что «вы» – это к незнакомому человеку, к старше тебя по возрасту, нужно обращаться не по имени, а нужно обращаться «мистер Джонсон…» и так далее и тому подобное.

Кстати, в Канаде есть, когда я одному человеку сказал «мистер Джонсон», он сказал: «Пожалуйста, называй меня Джек, потому что мистер Джонсон – мой отец, он еще жив.

А пока он жив, я Джек».

Это был интересный такой момент.

Илья: Ну видимо в разных странах разные культурные традиции И то, что нас может быть шокирует, кажеться странным, для хозяев страны это вполне нормально.

Макс: Ну, я думаю, что в любой стране мира должно быть уважение к людям старшего поколения.

Потому что люди старшего поколения даже за то, что они прожили свою жизнь, они заслуживают чуть-чуть большего уважения, чем молодежь, которой весь этот путь еще предстоит пройти.

Илья: Во всяком случае, это интересно, что Ельцин не соблюдал этой принятой…

Макс: Я могу сказать одну простую вещь – сколько я наблюдал Бориса Николаевича, а я его наблюдал очень часто, мы летали вместе, вице-президент Интерфакса Терехов Вячеслав, Борис Николаевич и я, мы летали вместе по разным регионам России, мы вечером обсуждали ситуации и так далее и тому подобное – я никогда не видел хамства, я знаю из рассказа Бурбулиса, когда он вернулся с похорон Бранта – умер Вилли Брант в Германии и он летал, и докладывая Ельцину, Бурбулис перепутал Коля с Брантом, ну просто автоматически.

И Ельцин не перебил его, внимательно выслушал его, а потом спросил: «А что в это время делал Гельмут Коль?» Это было очень тактично.

То есть, несмотря на то, что Ельцин был из простой семьи, он строитель, роботяга и так далее и тому подобное, в нем была определенная внутренняя культура.

Илья: Это интересно.

Не российские люди могут не понять, что мы восхищаемся тем, что глава правительства культурный.

Долго жили при некультурных правителях.

Был такой анекдот при Брежневе, что наша проблема в том, что наши лидеры при чтении шевелят губами.

Мы наверное с тобой еще вернемся к Брежневу…

Макс: Я только хочу рассказать еще один анекдот, что при Никите Хрущове пьяный лежал на Красной Площади и кричал «Никита Хрущов дурак».

Ему дали 15 лет по совмещению всех преступлений.

1 год ему дали за хулиганство, а 14 лет за разглашение государственной тайны.

Илья: Наверное, Никита Сергеевич не был дураком, а он был очень смелым человеком, который смог свалить Берию.

Макс: Ну, дело в том, что во главе Советского Союза мальчики не стояли.

Там стояли паханы с такой закалкой, что итальянская мафия должна им ботинки чистить два раза в день.

Илья: Макс, я хочу чтобы мы чуть позже вернулись к Брежневу – твоя семья, твой отец хорошо знал Брежнева, как я слышал, но вообще объясни мне кто ты?

Ты канадец или…?

Макс: Ну вообще, если говорить чисто юридически, у меня один паспорт – канадский.

Если бы я мог вернуться на 15 лет назад, когда я мог получить российский паспорт и когда разрешалось иметь двойное гражданство в Росии, я бы это сделал, потому что сейчас когда мне нужно ехать в Россию, мне нужны визы и так далее…

Илья: А сейчас, разве не разрешается иметь…?

Макс: Нет, сейчас не разрешается.

Сейчас я могу принять российское гражданство, потеряв канадское.

Вот такая ситуация.

Илья: Я этого даже не знал.

Макс: Да.

Теперь я считаю себя русским писателем, живущим в Канаде, потому что в моих романах, в моих документальных произведениях я думаю, что мне удалось в определенной степени почувствовать боль русского человека, гнев русского человека, радость русского человека.

Я вырос в русской культуре.

Несмотря на то, что я работал долги годы обозревателем в английской газете и так далее и тому подобное – у меня есть английские книги – я считаю себя русским писателем.

Наилучшим образом я могу себя выразить в русском языке, хотя я начал работать над новой английской книгой.

Но я уже над ней работаю года два, я не спешу.

Дело не в этом.

Вот с самого начала перестройки, когда меня на месяц пустили в Кремль, я ведь стал первым иностранным журналистом за всю историю России, которому разрешили месяц провести в Кремле.

Я принимал участие в самых разных совещаниях, вместе с Бурбулисом и Ельциным мы летали в Дагомыс на встречу с украинским президентом Кравчуком и книга моя «Чужак в Кремле» вышла два раза по 50 тысяч экземпляров для 92-93 года это асолютно необыкновенный тираж, потому что Толстой, Достоевский выпускались по 3.

И я хочу еще одну вещь сказать, Илюша, что предисловие к этой книге написал наиболее известный советский политический диссидент Владимир Буковский, которого в 76-м году поменяли на Генерального Секретаря Компартии Чили Луиса Корвелана.

Илья: Да, была такая частушка: «Поменялы хулигана на Луиса Корвелана»

Макс: Да, «Где найти такую блядь, чтоб на Брежнева сменять?»

Илья: Наши слушатели не должны знать таких слов.

Макс: Они должны знать и уметь ими пользоваться.

Вообще я думаю, что наши слушатели, которые хотят знать русский язык, должны получить кассету Владимира Высоцкого.

Если они поймут, о чем поет этот гениальный бард, который изменил русский язык, они смогут сказать сами себе: «Я знаю русский язык».

Илья: Ты знаешь, а это неплохая идея.

Макс: Я не могу ответить на этот вопрос.

Можно выяснить через его сына, который руководитель фонда Высоцкого.

Дело не в этом, но дело в том, что Высоцкого на английский язык очень тяжело переводить, потому что как ты переведешь «отрыт закрытый город Магадан»?

Кстати, что интересно, Высоцкий был полностью переведен с самого начала на иврит.

Илья: А потому что были люди, которые хотели это сделать.

Макс: Возможно.

А один канадец, когда я сказал, что вот, переводы с русского и так далее, он говорит мне: “Макс, для того, чтобы перевести Шекспира на русский язык, нужно найти такого, как Борис Пастернак, а у нас в Канаде таких нет”.

Вот и все.

Кстати, я могу сказать, что русские переводы – одни из сильнейших в мире.

Так как русские переводят и с английского языка , и Байрона они переводили, так как они переводят и с французского языка – равных переводчиков, мне кажется, в мире нет.

Илья: Ну это очень трудно судить ведь.

Для того, чтобы судить, нужно знать много языков.

С другой стороны, характерная сторона русской жизни – что русские не знали никаких других языков.

Макс: Нет, русское дворнство знало, вспомни Льва Толстого.

Первое советское правительство, все, кроме Сталина, знали русский язык.

Илья: Поэтому все, кроме Сталина, ушли в небытие.

Макс: Совершенно верно.

Ну и вот, когда меня впустили в Кремль, не без помощи моего однокурсника Геннадия Бурбулиса, который возглавлял… Юридически, Председателем правительства был Президент – это была идея Бурбулиса – в переходный период совместить должность Президента и Премьер-министра.

А первый зам.

премьер-министра был сам Бурбулис, который заседал в кабинете Суслова – серого кардинала ЦК КПСС

Илья: А ты не пояснишь для слушателей почему мы говорим “серый кардинал”?

Что это означает?

Макс: Суслов был секретарь по идеологии.

И не смотря на то, что не был генеральным секретарем, его боялись все, включая и секретаря.

И когда Суслов умер, то страх перед ним был настолько силен, то решили, что больше секретарь по идеологии нам не нужен.

И перестал существовать такой секретарь.

И первое, когда я пришел в кабинет Бурбулиса, который занимал кабинет Суслова на старой площади, ему сказал: “Ген, ну покажи что здесь” И когда он мне показал, я увидел, что все достаточно скромно.

Илья: Я хочу вставить, чтобы было понятнее, до перестройки наверное 50 лет ни один иностранец не бывал в Кремле кроме как с официальным визитом.

То есть, как там было, как шла жизнь ежедневная, никому не было известно, особенно это была тайна при Сталине.

Макс: Я не просто был там на всякого рода совещаниях.

Был, допустим, такой случай: я заведомо узнаю расписание Бурбулиса на следующий день.

Илья: Тебя не воспринимали как иностранного корреспонедента, тебя воспринимали как друга Бурбулиса.

Макс: Нет, меня воспринимали как иностранца, потому что есть КГБ, то есть ФСБ тогда, служба охраны Президента, служба охраны Правительства – это люди, которые должны выполнять свою работу.

Они очень хорошо знали, что я иностранец и у меня были разные случаи.

И у меня был, допустим, такой случай.

Это был 97-й год.

Я договорился с российскими пограничниками, что я буду работать вместе с ними на афганской границе.

И сначала полетел в город Каспийск, где был взорван первый дом еще лет 8-10 тому назад.

И я жил в отряде пограничном.

Илья: Что это означает, объясни – взорван первый дом?

Макс: Террористами был взорван первый дом.

Илья: Первыми террористами в России.

Макс: Да, этот дом был заселен в основном пограничниками и военнослужащими.

И я там встретил абсолютно изумительную женщину – врач, Галина, ее звали.

Она во время этой трагедии ушла на рынок и дома остался ее муж и трое детей.

И все они погибли.

И когда я встретился с Галей, это было уже 2 года спустя, у нее только что родился новый ребенок.

Я помню, мы гуляли с ней по набережной, и я видел, как все проходящие отнсились бережно к этой женщине.

“Галь, ты оставь нам коляску, мы пока покатаем ее и так далее..” То есть, каждый как-то хотел понять.

Молодая женщна за мгновенье потеряла троих детей своих и мужа.

И вот мы с ней гуляли и она мне рассказывала и под конец, когда мы прощались, я ей сказал: “Галя, вы очень умная женщина, очень благородная женщина, я очень рад, что я с вами познакомился.

Но несмотря на ваш ум и благородство, я хочу сказать, что самое мудрое, что вы сделали с своей жизни – это то, что вы родили нового человека на эту планету”.

Она аж прослезилась от этого.

Но и я сам был готов прослезиться, потому что это все было очень потрясено.

Но там же, в Каспийске, произошел такой случай…

to be continued.

Leave a Comment

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s