Gorbachev, vodka, Stalin

This and all episodes of this podcast are available to study as a lesson on LingQ. Try it here.

Max and Ilia reminiscence about Perestroika. (Макс и Илья вспоминают период Перестройки в России).

Илья: Это другая статья.

Говоря словами Горбачева, пошел процесс.

Макс: Нет, пошел словяной процесс.

Ведь никто не мог при Горбачеве объяснить, а я говорил со многими русскими здесь.

Я очень часто встречался, один очень известный канадский бизнесмен приглашал меня как переводчика, и я их спрашиаю «Что такое перестройка?», и никто не мог объяснить.

Потому что никто не знал, что такое перестройка.

Потому что когда начали говорить «ускорение», «перестройка и ускорение».

«Ускорение» – это имелось ввиду, что национальный продукт возрастет с 3 до 4 процентов, за счет этого повысится уровень жизни советского человека.

Илья: Да, Горбачев сказал: «Пора догнать и перегнать Америку»

Макс: Значит, вот этот процесс ускорения, это все была фикция, потому что если повысить национальный продукт с 3 процентов до 4, то зарплата увеличится на 6 рублей в месяц.

Это были копейки уже тогда.

То есть, зарплаты увеличивались на сумму, на которую ты даже не можешь купить бутылку водки.

Бутылка водки уже при Горбачеве в 86-м году стоила 10 рублей.

Илья: Что было 10-й частью зарплаты советского человека.

Макс: А при ускорении ему обещали, что мы вот сейчас разовьем темпы так, что ты сможешь купить на 250 грамм водки больше на свою зарплату.

То есть, это была чепуха полнейшая.

Илья: Мы тобой подтверждаем, как то усиливаем такое неверно сложившееся мнение о русских людях, как о людях, которые оценивают жизнь в бутылках водки.

Макс: Ты знаешь, я просто привел пример бутылки водки потому что человек, иностранный слушатель, он должен понять был размер повышения зарплаты.

В отношении водки, я почти что 15 лет прожил на Крайнем Севере Росии, и там водку употребляли чаще, чем, наверное, в Москве.

Но для нас употребление алкоголя не было целью выпыть какое-то количество, а для нас тогда это была часть социальной жизни.

Илья: Конечно.

Макс: Потому что в отличии от канадцев, американцев, у нас не было понятия «дачи», у нас не было куда выезжать на суботу-воскресенье, у нас суботы-воскресенья были «у Пети день рождения», или «у Семы свадьба», или «дочка именинница», или «зять именинник».

Мы расслаблялись, выпивая эту водку, мы чувствовали себя более непринужденными, более веселыми.

Это была реальность нашей жизни.

И это была фикция.

Но когда вся советская пропаганда в основном состоит из фикций и из обмана, но если в 17-м году большая часть советского населения была неграмотной или мало грамотной и ее было очень легко обмануть, и ее обманули, когда Ленин сказал «Землю – народам».

Илья: Да, это был абсолютный обман.

Макс: Он не имел ввиду колхозы.

Слово «колхоз» тогда еще не было известно.

И вся эта пропоганда была обманом, и когда сажали при Сталине, когда шло массовое уничтожение народа, в это время появились такие песни, что «я такой страны второй не знаю, где так вольно дышит человек» тогда был, во-первых, закрытый занавес, малообразованное население и его можно было обмануть.

А здесь уже коммунисты подрубили сук, на котором они сидели тем, что они из малообразованной России сделали самую образованную страну в мире.

И этому образованному россиянину сегодня рассказывать сказки уровня 17-го года уже было нельзя, он не верил.

Кроме того, когда Хрущев убрал железный занавес…

Илья: Ты объясни что такое «железный занавес».

Макс: Да, Сталин очень хорошо понял, что ему досталась Россия после смерти Ленина, малообразованная, сельскохозяйственная.

Вокруг враги, которые хотят уничтожить его государство.

Значит нужно создать индустриальную державу.

Как ее создать?

За счет развития техники?

А технки нет.

Купить?

Не за что.

Значит, нужно заменить эту технику живой силой.

Но по закону экономики когда ты берешь человека на работу, ты ему должен платить.

И ты должен произвести товаров народного потребления на такую сумму, чтобы забрать у людей их зарабрток.

В противном случае начинается инфляция.

Если у людей много денег на которые нечего купить – это и есть инфляция.

Сталин понимал, что он не сможет сделать столько товаров, чтобы забрать у людей, которые своими тележками заменяют свмосвалы.

100 человек заменяют один самосвал.

И поэтому появился рабовладельческий строй 20-го столетия, который был назван «построение коммунизма, советской страны».

Появилась бесплатная рабочая сила политических заключенных.

Причем…

Илья: десятки миллионов человек были политические заключенные, использующиеся как рабы.

Макс: Да.

Причем был план по посадке.

Есть документы, когда секретари обкомов…

Илья: Да, есть документы о планах по посадке людей в концентрационные лагеря.

Макс: Да, есть даже другие документы, когда секретари обкомов дают Сталину телеграмму, что «план по посадке выполнен, просим увеличить квоты», то есть количество, которое мы можем посадить.

И умирает один политический заключенный, говорят «труд рабовладельческий без пользы и так далее, непроизводительный.

Неправильно.

Он малопроизводительный, но умирает один зек, заболел, и его заменяют другим – мертвые пенсию не просят.

Но эти люди у меня зарплату не получают.

Или получают такую, что я потом у них высчитываю за содержание в тюрьме.

И за питание в тюрьме.

Илья: Кроме того, это был комплексно рабовладельческий строй.

Наряду с рабами были ученные, были академики, былы лауреаты Нобелевской премии, которые сидели и не сидели.

То есть, в какой-то степени, тех старых оков рабовладельческого строя не было.

Макс: Не было.

То есть здесь была решена экономическая проблема.

То есть не нужно производить товары народного потребления, то есть группы «Б» так называемые, нужно просто всех пересажать и не платить им зарплату.

И это не впервые в истории России.

Петр I, великий царь, он построил северную столицу, прорубил, так сказать, окно в Европу.

Десятки тысяч крестьян сложили свои кости, потому что Санкт-Петербург построен на болотах.

Крестьяне, которые сгонялись со всей Росии на строительство города.

Но Сталин сделал индустриальную державу и может быть благодаря этой жестокой политике он не проиграл Вторую Мировую войну, а выиграл.

Но все это было увязано на экономическом уровне.

Поэтому когда пишут в газетах, и Солженицин пишет, что вот один заключенный еврей, вор одесский, прислал Сталину письмо, что давайте использовать рабочую силу, что это было бы разумно и так далее – все это очень наивная сказка.

Здесь был какой-то очень серьезный экономист, который объяснил Сталину – не вор в законе, а экономист, который объяснил Сталину, что единственный способ все силы бросить на создание индустриальной страны – это сделать бесплатную рабочую силу, для которой не нужно производить ничего.

Если учитывать, что Солженицин прав, что за время правления Сталина в лагерях погибло более 28-30 миллионов человек, то в принципе можно сказать, что каждый третий человек в России постоянно сидел.

Илья: Да.

Макс: Вот.

Цели своей Сталин достиг.

Я думаю, что у него была еще одна цель: он разделил республики так, чтобы СССР не мог распасться без гражданской войны.

Я вот приехал в Молдавию в 90-м году, уже когда я был корреспондентом «Свн Корпорейшн».

Я увидел, я пришел в штаб народного фронта и увидел карту Молдовы 16-го столетия.

Я сначала не мог понять, говорю «а что это такое?».

Они говорят: «Карта Молдовы 16-го столетия».

Я им говорю: «Господа-товарищи, да ежели мы будем мир делить по картам 16-го столетия, то Вторая Мировая война нам просто покажеться детской забавой.

И тогда же молдаване претендовали на север Украины.

И претендовали справедливо.

Потому что Сталин на севере отрезал кусок Украины и отдал молдаванам.

Но на юге Сталин отрезал кусок Молдовы и отдал украинцам.

То есть, распасться Советский союз без гражданских войн… Сталин предвидел, что будет распад.

Это был гениальный дьявол.

Дьявол, но гениальный.

И он делал так.

Что, Сочи –это русский город?

Нет, это грузинский город.

Почему Сталин-грузин отдает Сочи Российской Федерации?

А чтобы была драка.

Илья: Та хочешь сказать, что он хотел драки или что он не хотел распада?

Макс: Нет, он понимал, что этот железный занавес…

Илья: Ма так и не объяснили, что такое «железный занавес».

Макс: Да, «железный занавес» – это когда страна закрыта.

Когда народ страны живет в замкнутом пространстве.

В редком случае выезда за границу, особенно проверенных людей, высокопоставленных людей, причем с определенными инструкциями и так далее.

Илья: За ними так еще следят, когда они выезжают за границу.

Макс: Все направлено, вся внутренняя пропаганда направлена на то, чтобы лучше трудиться…

Илья: Что мы живем в самой лучшей стране, самой счастливой стране.

Макс: Когда Хрущев пришел к власти и этот занавес… В 1956-м году был всемирный праздник молодежи в Москве.

Илья: Так, Сталин умер в 54-м году.

Макс: В 53-м.

5 сентября 1953-го.

Илья: Хрущев не совсем сразу стал… Маленков был.

Был короткий период, когда…

Макс: Да, это все было.

В 54-м Хрущев уже правил.

В 56-м уже был всемирный фестиваль молодежи.

Илья: Да, мой папа был на этом фестивале.

Макс: В 59-м была американская выставка в Москве, в Сокольниках, в парке, и тогда все москвичи увидели как живут американцы.

Как сейчас помню эти цифры, что из сорока тысяч рабочих и служащих завода Форда, 26 тысяч имеют свои собственные автомобили.

Тогда в Советском союзе собственный автомобиль имел там генерал, министр, профессор, академик.

Илья: Элита в Москве и в Ленинграде.

Макс: Кстати, если мы говорим о социализме советском, у меня отец относился к партийной верхушке, у нас всегда было домработница.

Был такой народный артист Советского союза Николай Черкасов, это был друг моего отца.

Они познакомились во время войны и дружили все время.

Он покупал себе машину самую лучшую – ЗИС-110, это Завод Имени Сталина.

Раз в два года он писал письмо Сталину и Сталин выдавал ему новую машину.

А старую он загонял грузинам, продавал в 10 раз дороже, чем стоит новая.

Илья: «Загонял» – это продавал.

Макс: Продавал, да.

В 10 раз дороже, чем стоит новая.

И что меня потрясло когда я приехал в Канаду, я прочел книгу «Голден Нью-Йорк» бывшего премьер-министра Израиля, которая была первым послом государства Израиль в Москве.

И она пишет, что она идет по…

Илья: Она знала русский язык?

Она ведь родилась в Киеве где-то…

Макс: Да, но она плохо знала русский язык

Илья: Плохо, да?

Английский она знала гораздо лучше?

Макс: Да, она же из Америки сама.

И она пишет, что она шла по улице Горького, январь, 30 градусов мороза, и она видит, один человек идет в раскошной шубе, а другой идет в пиджачке и трясется от холода.

И она говорит: «Социализм – это равенство людей.

Я сама социалист.

Но когда один идет и трясется от холода, а другой идет в дорогой шубе меховой, мне такой социализм непонятен».

То есть при Сталине вот эта вот классовая диспропорция была очень резко развита.

Строили специальные правительственные дома.

И потом уже и при Брежневе.

Вот в Кишиневе построили дом для сотрудников ЦК партии, где для прислуги была отдельная комната со всеми удобствами.

И каждый еще имел кабинет на первом этаже.

То есть, если ты высокопоставленный ЦК-ский партийный работник, и я твой одноклассник, прихожу, и ты меня принимаешь в кабинете.

Чтобы я не видел что у тебя в доме.

Чтобы я не видел, что ты живешь гораздо лучше, чем простой советский человек.

Илья: Как же вот ты из такой, в общем-то обласканной семьи – отец близко знает Брежнева – стал тем, что в России называлось «диссидентом» – человеком, противостоящим власти.

Ты, по-моему, вынужден был покинуть Россию из-за каких-то таких вот разногласий.

Ты что-то написал, за кого-то стал заступаться.

И сейчас ты по-моему готов стать диссидентом в Канаде, в том же самом смысле.

Вот как ты в таких обласканных условиях такой критик?

Leave a Comment

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s