#2: Почему ИТ-специалисты сейчас уезжают из России?

In the second episode of the Russian LingQ Podcast Max and Kostya talk about why Russian IT companies are leaving Russia.

Привет, друзья!

Если вы любите путешествовать

и изучать иностранные языки,

то вы можете это делать,

приехав в другую страну.

Но так же вы можете это делать дома

с помощью очень-очень удобного приложения,

которое называется LingQ.

LingQ позволяет вам изучать языки

с помощью того контента,

который вам нравится.

А это очень очень круто.

Транскрипцию для этого подкаста

вы можете также изучать с помощью LingQ.

А сегодня в этом подкасте

мы будем говорить о том,

почему многие IT компании

переезжают из России в другие страны.

Давайте начинать.

Привет, друзья.

Сегодня у нас с Костей будет диалог.

Костя работает программистом,

и мне хочется его расспросить о том,

почему некоторые компании, многие компании,

IT компании сейчас переезжают из России

в другие разные страны,

например, в Сербию или еще в какие то страны.

Костя, привет.

Привет, Макс.

Как дела, как настроение? Как Белград?

Дела отлично. Настроение так же.

Белград просто великолепен.

Круто.

Можешь рассказать пару причин,

почему ты выбрал профессию программиста?

Потому что для многих это очень современно,

модно, прибыльно.

Что тебя привлекло в этой профессии?

Ну вообще моя история с разработкой

началась в восьмом классе.

Тогда я решил, что хочу стать разработчиком,

и с тех пор почти не отклонялся от этой мысли.

Но из за исключением пару моментов,

когда чуть не поступил на физфак.

И хорошо, что я не поступил на физфак.

В общем, даже тогда было понятно,

что это связано с будущим,

потому что это какая то магия.

И всегда было интересно в школе – как так,

что нужно сделать такое с компьютером,

что там появилась кнопочка, которая начала работать,

чтобы она начала работать так, как ты хотел.

И это была магия.

И все-таки хотелось совершить эту магию самостоятельно.

С тех пор я пытался стать разработчиком.

И вот последние пять лет,

уже шестой год работаю в разных компаниях.

Сейчас на момент работаю в одной большой компании,

у которой российские корни,

но она уже присутствует в двадцати странах мира.

И, собственно, они приняли решение, что из России они уходят,

и поэтому я сейчас оказался в Белграде.

Так, давай тогда чуть-чуть

я тебя порасспрашиваю на эту как раз тему.

То есть, получается,

ты захотел заниматься программированием,

потому что для тебя это как некая магия

в современном мире.

Да, это магия во-первых.

Во вторых, это стильно, модно, молодежно,

никто этого не отменяет.

А в третьих, это хорошо оплачивается.

Поэтому все сложилось удачно.

Можешь ли ты сказать,

что программирование – это творческая сфера?

Да, безусловно,

потому что это совсем не похоже на рутину,

и даже не близко.

Потому что каждый раз,

когда делаешь какую то новую задачу,

тебе нужно что-то придумывать.

То есть

то, как ты это делал для предыдущей задачи, ты не можешь,

ты не можешь штамповать,

тебе нужно что-то каждый раз изобретать,

оптимизировать, искать новые подходы,

чтобы это было более устойчивым,

масштабировано, дешевле, быстрее.

И все вот это вот.

И поэтому, на самом деле творческая профессия.

ОК, творческая профессия.

В принципе, я с тобой согласен,

что было такое мнение.

Я слышал о таком,

что программист это не творческая профессия, и так далее.

Наоборот, мне кажется, ты создаешь постоянно что-то.

Да, такое мнение есть, но оно ошибочное.

Сойдемся на этом.

И ты, получается, работаешь в компании,

которая международная сейчас компания

и которая имеет российские корни.

Да, да.

То есть основатели,

часть основателей были из России.

Но ты сказал, что эта компания

сейчас уходит с российского рынка.

То есть она больше не будет работать в России?

Да, всё правильно.

Успешная IT компания уходит из России.

Да, именно так.

И больше там не работает. Да.

А можешь объяснить, почему так произошло?

В связи со всем, для всех известными событиями,

они оценили для себя риски, во первых.

А во вторых, идеологические политические причины,

с которыми, по которым они не согласны с происходящим,

они приняли для себя решение,

потому что у команды, которая строила эту компанию,

это люди из России,

половина – это люди из Украины.

А то есть вот эту компанию

изначально создали русские вместе с украинцами? Да.

И поэтому очень большое

представительство России сейчас было

и очень большое сопоставимое

представительство в Украине.

То есть если в России было несколько тысяч человек,

то на Украине было почти столько же.

Как сейчас, после начала этих ужасных событий,

как, может быть, ты знаешь, как сейчас происходит

взаимодействие между украинскими работниками

и русскими работниками?

Ну, так же, как раньше,

что все рабочие встречи проходили в онлайне,

также созваниваются люди.

И такое бывает, что пол-команды из Украины,

пол-команды из России.

Конфликтов нет, между ними?

Ну, в основном нет, но всякое бывает,

как говорится, в семье не без урода.

Воинствующих людей.

То есть конфликты бывают, но это

Это скорее исключение.

Скорее исключение? Да.

Хорошо, значит так.

И эта компания сейчас уходит из России полностью, да?

Ну, они решили,

что те клиенты, которые международные,

и заказывали, разработку в России,

для контекста, это компания-интегратор, тире вендор,

которая занимается аутсорсом, аутстаффом,

то есть это, ну, условно,

они в этой компании арендуют разработчиков,

они на несколько месяцев, на проект,

он выполняет эту работу,

и потом, через полгода, год,

он переходит на следующий проект,

на следующего клиента.

И в России было очень много проектов

от европейских заказчиков,

от даже азиатских заказчиков,

американских заказчиков.

Но теперь эти заказчики

отказываются работать с разработчиками из России,

и у них требование,

что если компания хочет сохранить их как клиентов,

то, следовательно,

нужно чтобы разработчики уже находились не в России.

То есть правильно я тебя понял,

что эта компания дислоцировалась в России

и как бы давала в аренду своих программистов

для каких то других иностранных компаний?

Да, это стандартная тема для вендоров.

И получается, что сейчас эти иностранные компании,

они не хотят работать, грубо говоря, с программистами,

зарегистрированными в российской компании?

Да, все верно.

Проблема не в том, что они не хотят работать,

вообще с русскими программистами,

с российскими программистами,

а дело в том, что компания должна

быть зарегистрирована не в России. Правильно?

Да, да, все верно.

Сейчас в рамках релокации,

которую организовала компания,

очень много, несколько сотен человек переезжают из России

в Белград, в Нови-Сад.

Будет оформляться в юрлицо которое здесь открылось.

Раньше не было в Сербии

представительства этой компании совсем.

В двадцати странах было, а в Сербии не было.

Вот. И все, кто захочет, кто изъявит желание,

может по процессу релокации оказаться в Сербии.

Их устроят,

и люди будут работать на западных заказчиков,

ну, западных, американских, азиатских.

То есть правильно ли я понял,

что люди, которые работали

в российской компании, эти программисты,

ну и не только, может быть,

им предложили переехать или релоцироваться

в другую страну, например, в Сербию

и работать уже оттуда.

То есть вам это предложили? Да.

Хочешь поехать в Сербию и работать оттуда?

Или пока, да?

Но, не совсем там “пока”.

Там останется российская, выделится российская дочка,

которая будет, останется как бы в России,

и будет работать только с российскими клиентами,

они больше не будут иметь ни финансовой, ни политической,

никакой, ни политической связи

с международной компанией.

Это уже будет отдельная компания

под другим брендом, никак не связана.

Понятно.

Вот поэтому был выбор

либо остаться на российских проектах в российской компании,

либо остаться в изначальной компании,

но на международных проектах и из Белграда.

То есть либо поехать в Европу

и работать с европейскими заказчиками,

либо остаться в России и работать с российскими заказчиками.

Почему ты выбрал второй вариант?

Первый.

Ну да, почему то выбрал переехать в Европу

и работать с европейскими заказчиками.

Но на самом деле здесь очень много причин “почему”.

Давно думал о релокации в целом в Европу

и всегда думал,

когда же тот момент, когда точно пора.

Вот, я нашел этот момент,

когда сомнений не осталось, что нужно ехать.

Но на самом деле причины они в основном политические.

Это речь про права свободы и будущее.

Собственно, поэтому я решил,

что – отличная возможность, которую нужно использовать.

Можешь как раз немножко про будущее рассказать,

что ты думаешь про сферу IT в будущем в России?

Ну так если попробовать, скажем так,

как можно более объективно оценить,

то есть, что может быть?

Понятно, понятно.

Тут на самом деле, любое предсказание

сейчас оно абсолютно неблагородно,

и оно совершенно наугад,

потому что все зависит от той политики,

которая будет проходить в России,

внутренней политике, международной политике.

Потому что если там через месяц всё отменится,

не знаю, почему,

вдруг все прекратится,

я имею в виду санкции.

Причина, из-за которой санкции введены и так далее,

то будет совершенно одна картинка.

Если все продлится,

то, как сейчас, как последний месяц, то

тут какие то прогнозы уже можно сделать,

и, кажется, что рынок в лучшем случае будет стагнировать,

а в худшем случае он будет уменьшаться.

Как говорят, как сейчас говорят, отрицательно расти. Вот.

Потому что последние два года на рынке IT

в России был бурный рост зарплаты.

Росли вне себя, у всех специальностей.

Можно было заходить

и получать хорошие деньги вообще без знаний.

То сейчас есть к этому большие вопросы,

потому что этот бурный рост, в том числе

обеспечивали европейские клиенты,

американские клиенты,

которые готовы были платить в долларах,

то есть в моей компании они платили в долларах.

Моя компания платила мне хорошую ЗПП там.

То есть получается, что рынок IT в России развивался

не столько за счет внутреннего рынка,

а во многом благодаря рынкам, западным, азиатским

и так далее, внешним.

В мире есть такой тренд,

что компании в Америке и в Европе

хотят сэкономить,

и поэтому они заказывают разработку

в России, в Индии, возможно, в Китае.

И, собственно, это нормально,

бизнес-модель для многих бизнесов, для очень многих.

Поэтому одна из причин,

почему рынок именно зарплат айтишных в России

рос последние два года,

потому что началась пандемия,

все поняли, что удаленно можно спокойно работать.

Все перешли на эти удаленные схемы,

и зарплаты в России выросли в IT.

Но это на самом деле не единственный фактор,

почему рынок IT в целом в России рос.

Создавалось много своих продуктов.

Но вот сейчас и даже к этому росту будут вопросы,

потому что есть проблема с серверами,

потому что, где мы будем брать чипы для серверов,

это процессоры, в связи с санкциями,

где мы будем брать сетевое оборудование,

потому что два из трех самых больших поставщика

вроде Cisco сказали, что уходят.

И импортозаместить это невозможно.

Будут какие-то серые схемы по ввозу, по реимпорту этого.

И как это сложится?

То есть смогут обойти все эти санкции,

то, наверное, получим стагнацию.

То есть заморозится рынок на текущем моменте.

Много клиентов уйдет из западных, европейских.

Все уйдут европейские, западные,

но при этом откроются свои,

потому что будут переделывать всякие Booking

и Airbnb под себя.

Поэтому места создадутся и, наверное, то на то и выйдет.

Ну, наверное, просто останется.

Если у нас санкции отменятся случайно через месяц,

то может быть, вернутся обратно к росту.

Но это уже политические соображения,

и будет это не будет,

не предскажешь, и не от нас зависит.

Понятно. Последний тогда вопрос.

Что ты сам планируешь дальше?

Как ты видишь свое ну, скажем, ближайшее будущее?

Думаешь ли ты о том,

что если в России всё будет хорошо,

ты туда вернешься?

Или ты просто нацелен уже на другую жизнь,

на какие то другие страны?

Что ты думаешь?

Как я уже говорил, что всегда,

давно хотелось уже куда-то переехать.

Почему? Так, в двух словах.

Все те же политические соображения и будущее.

Потому что последние пять лет я был уверен,

что та политика, которая проводится внутренняя в России,

она ничем хорошим не закончится.

Потому что, в учебнике истории нам говорят,

что такая внутренняя политика приводит к чему-то печальному.

Ну, вот мы дожили до того, что мы увидели,

что действительно такая внутренняя политика

привела к трагедии,

которую придется еще очень долго-долго решать.

И это будет большая национальная проблема

многих государств.

Поэтому даже там, условно пять лет назад,

было понятно, что это может к такому привести,

непонятно когда и насколько плачевно.

Теперь стало понятно, когда.

И пока мы не превратились в Северную Корею или в Кубу,

хотелось уехать.

Ну, вот поэтому как раз тот самый момент.

Ну вот.

Ясно, спасибо тебе большое за этот разговор.

Было приятно с тобой поговорить, узнать все это,

выпить вкусного сербского кофе.

Ну и спасибо всем, кто нас смотрел сегодня и слушал.

Ребята, пока. Пока.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s